Category: литература

Отзывы НиН об Анне Карениной

Почитал несколько строк отзывов НиН об Анне Карениной. Как только человек начинает говорить о чём-то с придыханием, можно его не слушать: будет говорить глупости и банальности.

Футурология

Сергей Попов в одном из своих свежих постов проводил опрос: чьим предсказаниям будущего вы доверяете. Дальше перечисляются философы, ученые, популяризаторы и т.д. Вообще, футурология совершенно неблагоданое дело, но меньше всего следует доверять писателям-фантастам. Писатели - это люди, привыкшие давить на психику. Их больше волнует не как есть, а как отзовётся. Это в какой-то степени касается и популяризаторов.

Дыбр

Дыбр

Продолжаю смотреть всякие ролики, но уже прихожу к пониманию, что любая говорилья никогда не может выйти за определённые рамки, и рамки эти довольно узкие. Ролики к голосу добавляют ещё и картинку, но не более того. Всё равно говорильня остаётся говорильней. Которая оперирует одними и теми же приёмами. Часто, например, интервьюируемый дрейфует в сторону юродства, потому что невозможно оставаться серьёзным в рамках одной говорильни.

Дыбр

Ясно, что человеку свойственно создавать себе идолов. Кто хоть раз был влюблён, поймёт это без слов. Вот людей можно судить по идолам их. Просмотрел некоторое количество роликов с Бронеславом Винегородским (надеюсь, не переврал ИФ, это переводчик древних китайских книг). Древние китайские книги давно превратились у него в такого же идола, как Гарри Поттер для Бурмистрова. Кстати, не помню, рассказывал уже, кажется. Когда я поступал в университет, жил в комнате общежития с тремя другими абитуриентами. Один из них (я запомнил его имя Андрей, был он из Донецка или Днепропетровска), готовился к экзаменам по учебникам математики для четвёртого класса. Причём он готовился по ним ко всем экзаменам, к литературе-письменно тоже. Отчего какие-то тексты превращаются в сакральные, какие бы плоскости там ни были написаны? Механизм такой же, что и с Нефертити, или Моной Лизой, или любой другой культовой фигурой. Как только человек начинает говорить о чём-то с придыханием, с ним всё сразу становится ясно.

Дыбр

Ещё что-то хотел написать, но всё перезабыл, пока писал...

Про учителей

В прошлом году нашей поселковой средней школе исполнилось 150 лет. По этому поводу выпустили сборник воспоминаний выпускников. Книшшка начинается с истории школы. По этому поводу напрягли и меня, требовали фото, биографию и воспоминания, как всегда, в спешке, "уже вчера".

Воспитанный в немецких традициях послушания, выдал свои воспоминания за пару дней. Хотя было понятно, что можно было бы и больше времени взять. Это я к тому, что смутился, увидев: как-то несерьёзно выглядят мои воспоминания на фоне других.

Так вот, в этот приезд редактор подарила мне экземпляр книги. Оказалось, это довольно толстый том, приличного качества, с хорошими фотографиями. Я помню предыдущую книгу, 2011 года, посвящённую образовательной системе всего района. Она была тоненькая, на хорошей бумаге, но очень невысого качества печати фотографий. Фото документов были совершенно нечитабельны, да и фото людей тоже не блистали качеством. Книга же прошлого года вышла толстая, и фото все отличного качества. Правда, почему-то тираж всего 200 экземпляров (книга 2011 года вышла тиражом 1500 экземпляров).

Давайте прикинем, сколько выпускников ещё живы сейчас. Условно возьмём, что живы все выпускники, начиная с 1959 года (в книге есть воспоминания выпускников намного более ранних годов). Каждый год школы выпускает, скажем, 60 учеников - три класса по двадцать человек (на самом деле классов четыре, но так было не всегда). Получается 3600 человек. И 200 экземпляров на это фоне? Я тогда не посмотрел на выпускные данные книги, а то бы обязательно спросил об этом редактора, которая подарила мне экземпляр. Впрочем, ещё спрошу.

Но писать я начал совсем не по этому поводу.

Я почитал воспоминания учителей, выпускников школы. У нас хороший, старый пединститут в областном центре, поэтому многие учителя были выпускниками школы, а не приезжие. Т.е. выпускник сразу поступал в пединститут и по окончании сразу возвращался в школу учителем. Это очень типичная судьба почти всех наших учителей.

И вот, читая их воспоминания, я понял, почему я никогда не мог преподавать. Учителя, наряду с неоспоримыми положительными, имеют ряд весьма неприятных качеств. Они консервативны, авторитарны и односторонни, т.е. привыкшие к односторонней трансляции, не допускающей никакой обратной связи. Читаю воспоминания и думаю: бедные они, бедные! А с другой стороны, ну кто напишет про них такое в своих воспоминаниях. Да даже если бы я написал, например, редактор (сама учитель) вернула бы мне мои воспоминания на переделку.

Впрочем, редактора тоже кто только ни облаял за эту работу. Даже в толстый кирпич в 500 с лишним страниц не могло вместиться много воспоминаний. Например, из всей нашей семьи туда вошёл только я (да не только их нашей семьи, даже из всего выпуска нашего 1980 года вошёл только я один). А вот в предыдущей книге было фото и абзац текста про мою сестру из Питера (я там фигурирую только в длинном списке докторов и кандидатов). Т.е. подборка была довольно хаотичная и вызвала бурю возмущения.

"Роман с кокаином"

Прочитал за отпуск несколько книг из тех, что мне советовали.

"Роман с кокаином" не показался мне хорошей литературой. Начинается откровенной достоевщиной. Но без иступлённой истеричности оригинала, а такой, "отфотошопленной". Писала рука набитая в писательском деле, этого не отнимешь. Но смысла никакого не обнаружил. Всё очень искусственное.

В первой части искусственность ещё можно списать на подростковскую гипертрофированность.

Но "Соня" настолько фальшива, что совершенно портит всё последующее.

А эту финтифлюшку с "Буркевиц отказал" вообще совестно было бы вставлять хоть мало мальски требовательному к себе человеку.

Гайто Газданов "Возвращение Будды"

Неожиданно легко за два вечера проглотил "Возвращение Будды" Гайто Газданова.

Набоковского там, конечно, нет ничего. Прустовское? Может быть чуть-чуть, так что говорить даже об этом нечего. Вообще, книга кажется то ли сырой, то ли эклектичной. Потому что если смесь небольшого кафкианства и психоделики ещё оправдана, то, например, вставки социальных сентенций французских левых смотрятся совсем чужеродно.
Collapse )

Сапожник написал книгу

Сапожник написал книгу. Уже смешно, правда?

Я не читал. И до нынешнего его поста думал, что это книга. Но, похоже, это даже на публицистику не потянет. По крайней мере судя по заключению. Привычка троллить, т.е. писать на реакцию аудитории, уже вросла в Сапожника намертво.

Как пропаганда в Фрицморгена.

Нельзя долго принимать яд. Надо соблюдать гигиену.

Чехов о классиках

Меня спросили, где можно почитать про ранжировку Чехова классиков русской литературы. Быстрое гугление ничего не дало. Вышел только на книгу 1954 года "Чехов о литературе и искусстве" издание Минск и 1955 году "Чехов о литературе". И больше ничего.

Вообще, Чехов должен быть давно изъезжен вдоль и поперёк. Возможно, я что-то неправильно понял у Шульман. Найду время, пересмотрю ролик быстренько.

ЗЫ Нашёл то место в ролике: она сказала (не дословно): известное письмо Чехова, где классики расположены по табелям, как чиновники, там верхняя позиция была пустая, Толстой был на второй ступеньке.

Вот, кому интересно - надо искать "известное письмо". Думаю, переписку Чехова можно найти без проблем.

ЗЗЫ Нашёл:
(спрячу под кат - думаю, ссылка рвёт френдленту)
Collapse )

Дыбр

Посту про Вову Фрэнк присвоил теги "Общество" и "Литература". Я раздумал его разбанивать, пусть ещё посовершенствуется.

Кстати, Ютьюб подсунул мне вдруг какой-то фильм про Шерлока Холмса (про Ирину Адлер) на английском. Я ткнул на ролик, потому что актёры на автаре (на стоп-кадре ролика) были мне незнакомы. Фильм какой-то очень средней руки, но что удивительно, там по умолчанию включились субтитры на английском (т.е. и фильм на английском и субтитры). Это ютьюбовский Фрэнк, зная, что я смотрю исключительно ролики на русском, заботливо включил субтитры. Субтитры автоматические! Причём ошибки пошли буквально с самих первых фраз, поэтому я их не выключил. Забавно, например, что субтитры всю дорогу писали на Холмса "homes". Честное слово, не вру!

Я вдруг осознал для себя две вещи. Во-первых, я часто встречал утверждение, что русским свойственно понижать тон к концу предложения, а англичанам повышать. Мне кажется, главная разница не в этом, а в том, что русским свойственно ставить одно ударение в длинных словах, а англичане всегда делят длинное слово на короткие. Т.е. cowboy они произносят как два словосочетание cow boy, ставя ударение в каждом слове. Это касается и таких слов, как window. Они произносят его как словосочетание win dow. Во-вторых, стараясь вспомнить, что говорили об этом на курсах английского, я вдруг осознал, что никогда не ходил ни на какие курсы английского. Когда жил во Франции, то ходил на курсы французского (с китайцами). Когда приехал в Германию, ходил на курсы немецкого. Но ни те, ни другие мне практически не помогли всё равно.

Пруст идёт чрезвычайно тяжело. Добрался до середины седьмого тома. Он перегружен всякого рода рассуждениями (о войне, нациях и т.д.), которые сейчас выглядят наивными. И вообще много спорных моментов в рассуждениях даже о душевных движениях. В первом томе это всё-таки были не рассуждения, а какие-то попытки изображения. Они есть и в седьмом (как он поскольнулся на булыжнике, например), но не составляют правила.

Вообще, всякое потворство самому себе и попытки опираться только на внутренее неизбежно ускоряют деменцию. Это Пруст очень хорошо изобразил на примере, например, г-на Шарлю. Но это в не меньшей степени касается и его самого. Лирический автор (есть, интересно, такое выражение?) всю книгу окукливался и к концу закукливается всё больше и больше.

Проблема "Вова"

Итак, давайте займём себя проблемами НиН. Он согласился, что проблема "Вова" может быть сформулирована следующим образом:

1. Вова омерзителен НиН. Но НиН страдает не от этой антипатии, а из-за своей симпатии к Бурмистрову. НиН кажется, что Бурмистров несколько нездоров душевно (очевидно, потому что симпатизирует омерзительному типу).
2. В отдельный пункт НиН выносит следующую претензию к Бурмистрову: если Бурмистров называет Вову писателем, то он (Бурмистров) не имеет никакого права говорить об искусстве.
3. У НиН вызывает жгучий научный интерес, почему некоторые умные и(или) талантливые люди видят в Вове какие-то достоинства.

Увы, перечисленные пункты никак не тянут на серьёзную проблему. Но я обещал отнестись к этому серьёзно и постараюсь это сделать.
Collapse )