Category: образование

Дыбр

Дыбр

Продолжаю смотреть всякие ролики, но уже прихожу к пониманию, что любая говорилья никогда не может выйти за определённые рамки, и рамки эти довольно узкие. Ролики к голосу добавляют ещё и картинку, но не более того. Всё равно говорильня остаётся говорильней. Которая оперирует одними и теми же приёмами. Часто, например, интервьюируемый дрейфует в сторону юродства, потому что невозможно оставаться серьёзным в рамках одной говорильни.

Дыбр

Ясно, что человеку свойственно создавать себе идолов. Кто хоть раз был влюблён, поймёт это без слов. Вот людей можно судить по идолам их. Просмотрел некоторое количество роликов с Бронеславом Винегородским (надеюсь, не переврал ИФ, это переводчик древних китайских книг). Древние китайские книги давно превратились у него в такого же идола, как Гарри Поттер для Бурмистрова. Кстати, не помню, рассказывал уже, кажется. Когда я поступал в университет, жил в комнате общежития с тремя другими абитуриентами. Один из них (я запомнил его имя Андрей, был он из Донецка или Днепропетровска), готовился к экзаменам по учебникам математики для четвёртого класса. Причём он готовился по ним ко всем экзаменам, к литературе-письменно тоже. Отчего какие-то тексты превращаются в сакральные, какие бы плоскости там ни были написаны? Механизм такой же, что и с Нефертити, или Моной Лизой, или любой другой культовой фигурой. Как только человек начинает говорить о чём-то с придыханием, с ним всё сразу становится ясно.

Дыбр

Ещё что-то хотел написать, но всё перезабыл, пока писал...

Про учителей

В прошлом году нашей поселковой средней школе исполнилось 150 лет. По этому поводу выпустили сборник воспоминаний выпускников. Книшшка начинается с истории школы. По этому поводу напрягли и меня, требовали фото, биографию и воспоминания, как всегда, в спешке, "уже вчера".

Воспитанный в немецких традициях послушания, выдал свои воспоминания за пару дней. Хотя было понятно, что можно было бы и больше времени взять. Это я к тому, что смутился, увидев: как-то несерьёзно выглядят мои воспоминания на фоне других.

Так вот, в этот приезд редактор подарила мне экземпляр книги. Оказалось, это довольно толстый том, приличного качества, с хорошими фотографиями. Я помню предыдущую книгу, 2011 года, посвящённую образовательной системе всего района. Она была тоненькая, на хорошей бумаге, но очень невысого качества печати фотографий. Фото документов были совершенно нечитабельны, да и фото людей тоже не блистали качеством. Книга же прошлого года вышла толстая, и фото все отличного качества. Правда, почему-то тираж всего 200 экземпляров (книга 2011 года вышла тиражом 1500 экземпляров).

Давайте прикинем, сколько выпускников ещё живы сейчас. Условно возьмём, что живы все выпускники, начиная с 1959 года (в книге есть воспоминания выпускников намного более ранних годов). Каждый год школы выпускает, скажем, 60 учеников - три класса по двадцать человек (на самом деле классов четыре, но так было не всегда). Получается 3600 человек. И 200 экземпляров на это фоне? Я тогда не посмотрел на выпускные данные книги, а то бы обязательно спросил об этом редактора, которая подарила мне экземпляр. Впрочем, ещё спрошу.

Но писать я начал совсем не по этому поводу.

Я почитал воспоминания учителей, выпускников школы. У нас хороший, старый пединститут в областном центре, поэтому многие учителя были выпускниками школы, а не приезжие. Т.е. выпускник сразу поступал в пединститут и по окончании сразу возвращался в школу учителем. Это очень типичная судьба почти всех наших учителей.

И вот, читая их воспоминания, я понял, почему я никогда не мог преподавать. Учителя, наряду с неоспоримыми положительными, имеют ряд весьма неприятных качеств. Они консервативны, авторитарны и односторонни, т.е. привыкшие к односторонней трансляции, не допускающей никакой обратной связи. Читаю воспоминания и думаю: бедные они, бедные! А с другой стороны, ну кто напишет про них такое в своих воспоминаниях. Да даже если бы я написал, например, редактор (сама учитель) вернула бы мне мои воспоминания на переделку.

Впрочем, редактора тоже кто только ни облаял за эту работу. Даже в толстый кирпич в 500 с лишним страниц не могло вместиться много воспоминаний. Например, из всей нашей семьи туда вошёл только я (да не только их нашей семьи, даже из всего выпуска нашего 1980 года вошёл только я один). А вот в предыдущей книге было фото и абзац текста про мою сестру из Питера (я там фигурирую только в длинном списке докторов и кандидатов). Т.е. подборка была довольно хаотичная и вызвала бурю возмущения.

Дыбр

Посту про Вову Фрэнк присвоил теги "Общество" и "Литература". Я раздумал его разбанивать, пусть ещё посовершенствуется.

Кстати, Ютьюб подсунул мне вдруг какой-то фильм про Шерлока Холмса (про Ирину Адлер) на английском. Я ткнул на ролик, потому что актёры на автаре (на стоп-кадре ролика) были мне незнакомы. Фильм какой-то очень средней руки, но что удивительно, там по умолчанию включились субтитры на английском (т.е. и фильм на английском и субтитры). Это ютьюбовский Фрэнк, зная, что я смотрю исключительно ролики на русском, заботливо включил субтитры. Субтитры автоматические! Причём ошибки пошли буквально с самих первых фраз, поэтому я их не выключил. Забавно, например, что субтитры всю дорогу писали на Холмса "homes". Честное слово, не вру!

Я вдруг осознал для себя две вещи. Во-первых, я часто встречал утверждение, что русским свойственно понижать тон к концу предложения, а англичанам повышать. Мне кажется, главная разница не в этом, а в том, что русским свойственно ставить одно ударение в длинных словах, а англичане всегда делят длинное слово на короткие. Т.е. cowboy они произносят как два словосочетание cow boy, ставя ударение в каждом слове. Это касается и таких слов, как window. Они произносят его как словосочетание win dow. Во-вторых, стараясь вспомнить, что говорили об этом на курсах английского, я вдруг осознал, что никогда не ходил ни на какие курсы английского. Когда жил во Франции, то ходил на курсы французского (с китайцами). Когда приехал в Германию, ходил на курсы немецкого. Но ни те, ни другие мне практически не помогли всё равно.

Пруст идёт чрезвычайно тяжело. Добрался до середины седьмого тома. Он перегружен всякого рода рассуждениями (о войне, нациях и т.д.), которые сейчас выглядят наивными. И вообще много спорных моментов в рассуждениях даже о душевных движениях. В первом томе это всё-таки были не рассуждения, а какие-то попытки изображения. Они есть и в седьмом (как он поскольнулся на булыжнике, например), но не составляют правила.

Вообще, всякое потворство самому себе и попытки опираться только на внутренее неизбежно ускоряют деменцию. Это Пруст очень хорошо изобразил на примере, например, г-на Шарлю. Но это в не меньшей степени касается и его самого. Лирический автор (есть, интересно, такое выражение?) всю книгу окукливался и к концу закукливается всё больше и больше.

Тесты

ЕГЭ - это мечта репититора. Представьте, как нелегко было бы готовить учеников, если требования не были бы стандартизованы.

Тесты на водительские права - это уже другое, это отсекание клинически неспособных водить машину, чтобы они не убивали людей.

Русалка из Пензы

Русалка из Пензы

В школьном парке был мелкий пруд. А в пруду жила русалка с синими волосами. Она никогда не выплывала на поверхность воды днём, потому что боялась, что над ней станут смеяться: ведь у всех порядочных русалок волосы зелёные. Последние два года ночью на крыше школы горел прожектор; он освещал пруд, и русалке приходилось прятаться в камышах в самом дальнем углу. Хорошо ещё, что вода не была прозрачной, а то в свете яркой лампы кто угодно мог бы увидеть маленький русалочий домик и скамью, на которой она сидела часами, расчёсывая синие волосы. Днём её иногда развлекали дети: кидали в воду камешки. Русалка ловила камешки и выкладывала из них узоры на дне. Ночью к пруду иногда приходила молодёжь из общежития, высокие серые стены которого отражались в воде днём. Но студенты бросали в воду только окурки и пустые бутылки. Русалка страшно скучала. Показаться человеку она решилась только однажды, пятнадцать лет назад. Он стал смеяться над её волосами, и она пообещала себе не связываться больше с бескрылыми двуногими созданиями, такими неделикатными.
Collapse )

Кудрин у Познера

Увидел пост Сапожника, где он сказал по поводу свежего интервью Кудрина Познеру, что Кудрин прямо как претендент на президента говорит. И еле дождался, когда смог посмотреть.

Сапожник, как всегда, балабол жуткий. Кудрин технарь чистейшей воды, закопавшийся в каких-то жутких дебрях, которые не имеют никаких выходов в реальность. Он говорит, во всём мире система образования идёт к тому, чтобы качественно улучшить человеческий потенциал, чтобы вовлечь в труд и творчество десятки миллионов традиционных "троечников". Это в какой башне из слоновой кости надо жить, чтобы верить в подобную чушь. Приходится подозревать, что все остальные его прожекты тоже не отличаются особой привязкой к реальности.

Про коммутативность умножения

Создам пост про коммутативность умножения, чтобы отвлечь НиН. А то он пойдёт обкакивать Бурмистрова постом ниже. НиН не способен к абстракциям, его возбуждает только конкретное. В этом, кстати, нет ничего плохого, если это осознавать. Неспособность к абстракциям ставит определённые границы, это да. Зато не даёт заплутаться в трёх соснах, если выйдешь за пределы этих границ.

Судя по капле, которая просочилась в мой ЖЖурнал, видимо, море срача по поводу коммуникативности сводится к обсуждению, правомочно ли переставлять множители в произведении местами. Пусть мы все съели по парочке конфет. Правомочно ли написать уравнение 2*5 или обязательно надо писать 5*2. Т.е. если словами, то говорить можно только "пять раза два", не допуская фразы "два раза пять", потому что последняя фраза не отражает корректно условие задачи.

Забыл сказать: там речь идёт о преподавании в школе.

Так вот, с моей точки зрения, определять умножение как процесс многократного сложения можно только на самом низком уровне. И как можно скорее надо переходить к символьной трактовке умножения как особой операции. Когда ученик видит 5*2 у него вообще за этим не должно стоять никакого образа. Он просто должен знать, что это другой символ, а именно 10. И тогда коммунтативность умножения не вызывает никаких споров (по определению).

К. Крылов "Поведение"

По наводке Безумного Заеса с превеликим удовольствием усвоил за два приёма работу Константина нашего Анатольевича под названием "Поведение". Вернее, пытался усвоить.
Collapse )

Канал ДЕГа

Посмотрел (местами посмотрел, местами послушал) последний ролик, про Киплинга. Всё-таки литературные ролики самые лучшие (даже если там про саму литературу меньше всего).

Увидел ДЕГа в тюбитейке, и вспомнил, у меня где-то была тюбитейка (подаренная очень давно). Вот, боюсь, она совсем потрерялась, а надо бы в ней сняться для юзерпика.

Вообще, я вспомнил всех англичан, которых знаю лично. В общем, описание ДЕГа можно подогнать под каждого. Т.е. про каждого можно сказать, что он скорее выпускник интерната, чем ребёнок из нормальной семьи. Но это может быть как раз особенность русского восприятия. Семьи у моих знакомых англичан вполне нормальные, без всяких там ужасов, которые приписывают холодным бритам. У них, может быть, проявление каких-то чувства в обществе несколько другое, чем принято у полуварваров.

По этому поводу ещё недавно я осознал парадоксальную вещь. Вот все сетуют на то, что государству не нужны люди, им бы только нефть качалась. На этом фоне кажется, что вся государственная структура такая бесчеловечная. В том числе, например, образование. На самом деле, что в России в дефиците, это людской матриал. Чтобы понять, насколько это так, достаточно пожить долго в плотно населённой европейской стране. Германия напрямую зависит от качества населения. Потому что не имеет никакой нефти. Но образование здесь соверешнно безжалостное. Учитель в социальной пирамиде занимает достаточно высокое место, и учителю в школе дана довольно большая власть в определнии уровня ученика. Так вот, если в России обязанность учителя в основном это обучение и воспитание ученика, то у немцев обязанность учителя в основом в оценке способности ученика. Если в России (я говорю больше про советскую школу на основании своего опыта, но, скажем, сестра моей жены преподаватель в Питере, т.е. я знаю о состоянии системы образования не по наслышке) всех тянут в приблизительно одинаковой системе, то немцы очень рано дифференцируют детей. Аж на три категории: совсем никакие, не совсем нормальные, и нормальные. У немцев людей много, они могут и должны их дифференцировать, ибо качество для них важно. В России людей мало, и они ценны, как это ни покажется кому-то странным. Поэтому с ними больше возятся и тянут, тянут бесконечно даже самых безнадёжных.