Category: происшествия

Индусы о метампсихозе, жизни и смерти

Индусы продолжают заботиться о моём духовном воспитании. Я думал, они всё желают склонить меня к симпатии к своей вере, но, оказывается, их беспокоит моё невежество в вопросах жизни и смерти. И, надо сказать, в их точке зрения есть вполне рациональное звено.

Как я их понимаю, проблема заключается в самовосприятии. Невежественный человек (они так не говорят, конечно, они говорят "необразованный") ассоциирует себя со своим телом ("нынешним телом" надо сказать, но это как раз отторгается невежественным человеком сразу). Но это очень близорукая точка зрения. Тело очевидно является продолжением чего-то. Оно практически полностью определяется наследственностью, сказали бы мы. Или полностью определяется генами, сказали бы мы. Я сначала так и подумал: что они предлагают мне ассоциировать себя с генами (а чем ещё определяется моё тело как продолжение?). Но оказалось, что всё, конечно, не так просто. Как всегда, там много чего накручено, но смысл заключается, насколько я понимаю, в конечном итоге в уровнях самовосприятия.

В итоге им так и не удалось меня ни в чём убедить, или не удалось меня ничему научить. Пока я вижу это как самообман. Ну, можно ассоциировать себя с чем-то бесконечным, божественным, с чем угодно, можно накрутить уровни это ассоциации, - и всё равно это будет видеться как самообман. В общем, это всё вопросы веры, а рационализацию можно накрутить любую. Но теория у них обширная и стойная. Можно сказать, что теория ген похожа на маленькое звено в этой постройке.

Дудь о Беслане

Оказывается, я пропустил новый ролик Дудя о Беслане.

Приступал смотреть с большим скептицизмом. Событие слишком свежее, чтобы быть беспристрастным. Поэтому на главный вопрос, как это случилось на самом деле, ответить не сможет даже беспристрастный суд, настолько будут пристрастрастны все, кто вовлечён и может дать хоть какие-то показания.

Как всегда, очень хорошо сделанный ролик. Я слышал и от "силовиков", что операция была проведена плохо, значительно хуже, чем можно было бы. Но в позиции Дудя, тем не менее, есть явный перекос в обвинении государства. Если во времена Черномырдина никто бы не поверил, что этот бандитизм (терроризм) государство может обуздать, то во времена Путина с такими откровенными террактами справились. Была, кстати, у этого извода государством бандитов на Кавказе и очень крутая информационная сопровождающая - блог некоего ХардИнгуша. Это был очень профессиональный, красивый ход.

В целом Дудь продолжает мне нравиться.

Формула три С от Эволюции

По какой-то ссылке вышел случайно на пост Эволюции про формулу Спонтанность=Смелость+Скромность. Формула эта показалась мне интересной, но трактует её Эволюция, как оказалось, совсем не так, как я подумал.

Как все формулы на плохо определённые темы, эту тоже можно использовать для некоторой ориентации. Но трактовка Эволюции совсем плохая. Там речь идёт о том, что если ты внутри своих границ, то если не поступаешь смело, значит, ты трусишь, а если ты вне своих границ поступаешь нескромно, то ты самоубийца. И только на границе есть поток спонтанности.

Сформулировал, как сумел, не обессудьте.

Но главная проблема тут в определении. Такого понятия как граница не существует. Во-первых, если её определять, то неизбежно упрёшься в то, что определишь через трусость-смелость (если я трушу, значит, вышел за границы, если я смел - значит, я в своих границах), т.е. получишь замкнутый круг. Во-вторых, даже если ты трусость-смелость примешь за первоначальное определение, всё равно граница, определённая таким образом, будет настолько неустойчивой, плавающей в зависимости от многих обстоятельств, что вообще перестаёт быть границей.

Знать свои пределы можно только непрестанными действиями. Спонтанность не имеет ничего общего с границами. Она может быть как там, где ты чувствуешь себя уверенно, так и там, где ты не уверен. Но она, как и любое действие, даже тщательно планируемое, помогает эти границы увидеть.

С этой точки зрения меня всегда удивляло "Остановись, мгновение!". Ведь, любой переживание возможно лишь в длительности. Так и знание своих пределов возможно лишь в непрерывном действии.

Верещание в соцсетях с мордой, засунутой в песок, не является действием.

О страхе смерти

Итак, дорогие читатели моего ЖЖурнала, пока не забыл, начну потихоньку о страхе смерти. Хотя бы преамбулу изложу, пока ещё свежо.
Collapse )

Конец Пруста

Пруст закончился совершенно неожиданно для меня.

Я всё ещё продирался сквозь бесконечное описание "света" (в кавычках, потому что светом в его изображении является довольно ограниченный круг выдуманных им лиц), как приходят туда невежественные молодые (невежеством у него называется незнание молодыми того, кем был, например, Сван в былые годы и другие подобные этому факты из прошлого этого "света" - кто через кого вышел в свет, а кто потомственный светский и т.д.), как модная актриса унижает старую (пожалуй, это единственный сильный кусок во всём этом длиннющем описании - как дочь старой актрисы униженно просит модную принять её в рауте, куда её саму-то - модную - пригласили из "желания облагодетельствовать"), и т.д., просто устаёшь всё перечислять.

И внезапно наткнулся на последнюю фразу.
Collapse )

Гомеопатические дозы яда

Мне всегда не вызывало доверия, что можно выработать устойчивость к определённому яду, если принимать его "гомеопатическими" дозами. Может быть, такая процедура несколько повышает устойчивость, но понятно, что только до определённой степени. И степень эта не может быть слишком велика, учитывая тонкость баланса всего в организме. Так я верю, что прививки помогают против малых доз возбудителей болезни, но вряд ли они спасут, если возбудителей этих вводить в лошадиных дозах, как это обычно происходит, когда хотят отравить человека.

Это похоже на легенду о том, как некоторые эпические герои с детства поднимают на башню телёнка, чтобы к юношеству поднимать быка. Вообще удивительно, что такую легенду могли выдумать древние, потому что они воочию должны были знать, что такое откармливать бычка. Это можно принять только как гиперболу ("растёт не по дням, а по часам"). В реальности у человка буду проблемы даже просто с костями. Дробышевский приводил много примеров, как деформируются кости от больших физических нагрузок.

Вот чтение Пруста напоминает мне приём малых доз яда. У него абсолютно разболтанная психика. Он встраивается в какую-то колею и чешет как автомат. Вчитываться в смысл того, что он пишет порой просто вредно, потому что в потоке всяких ассоциаций он не задумается вставить какие-то откровенные глупости. Скажем, говоря о страхе смерти, он пишет, что некоторые не боятся смерти из-за отсутствия воображения. В то же время, чтобы полностью отдаться под власть этих потоков ассоциаций надо во всю эту глупость свято верить.

У меня как-то не получается. Почувствов что-то неприятное на языке, хочется выплюнуть. (Пока писал, как всегда, забыл, что сказать-то хотел)

Чернобыль от НВО - NN (не помню, какой номер)

После того, как посмотрел фильм, меня просто поражают отзывы о кино.

Ну при чём тут "восстановили быт"? Там люди совсем не советской ментальности, ведут себя совсем не так - это сразу же отбивает всякое ощущение того, как это было на самом деле.

Кстати, что там много внимания уделили отстрелу собак - это как раз коммерческий ход.

Но самое главное - причиной катастрофой в фильме объявили ложь. Я не отрицаю, ложь, действительно, насквозь пропитала Союз. Но причина катастрофы не в этом, а в людоедской сущности нашей власти, для которой ценность человека, его жизни, не говоря уж о его благополучии, далеко далеко не на первом месте.

Чернобыль от НВО - 3

Наверно, я могу сформулировать самую главную свою претензию к "Чернобылю".

Это камерный фильм об огромной катастрофе. О большой катастрофе не может быть камерных фильмов. Камерное кино можно сделать, например, о судьбе одного человека на фоне большого явления.

Самый очевидный свой провал они сами объяснили в конце титрами: в образе этой женщины-физика они обобщили всех тех, кто помогал Легасову.

Воля к смерти от Сергея Торонто

Сергей Торонто sergeytoronto начал выкладывать свой перевод книшшки про волю к смерти. С интересом жду продолжения.

Излагается вполне правдоподобная версия идеи воли к смерти. Умирать никому не хочется. Природа мягко готовит нас ко встрече со смертью. С точки зрения соврменного мейнстрима биолог сказал бы, что индивид с волей к смерти имеет эволюционное преимущество. Но книшшка, собственно, не совсем об этом, насколько я понимаю, а о том, почему мы сами хотим быть неудачниками. Прямо учебник жизни для некоторых из нас.
userpic

ТБ "ФС". Глава "Смерть - не-смерть". Отвечая Минне.

Буду писать по памяти, не заглядывая в книгу. Возможно, ошибусь в пояснении толкований Тараса в несущественных моментах.

В этой главе Тарас делит людей на две категории: невротиков и нормальных людей. Первых относит к особенно живым людям, вторых к подклассу минералов. Вся культура создана первыми в ходе преодоления своего невроза. Также в этой главе Тарас заявляет, что предлагает практическую методологию, как невротикам подготовить себя к смерти. По Тарасу минералы относятся к смерти спокойно и только невротики боятся смерти. Конечная цель подготовки невротиков к смерти должно быть достижение такого состояния души, когда невротик относится к смерти так же спокойно, как это делают минералы. Практическая методология заключается в том, чтобы думать о своей двойственной природе так, как будто мы не знаем и никогда не узнаем достоверно, бессмертны мы или нет. Т.е. достигнем ли мы бессмертия в момент смерти, или уйдем в пыль и от нас ничего не останется. Просто мы выносим этот вопрос за скобки, он неважен.

Скажу, что я думаю по поводу всего этого. По делению людей на овощей не буду распространяться, я с ним несогласен. Как несогласен с Волковым по поводу генетического превосходства трех-четрых процентов людей над остальными. Это не означает, что я не уважаю Волкова или Бурмистрова. Просто считаю их в этом вопросе несколько ущербными. Кто из нас не ущербен, пусть плюнет себе в глаза.

Про всю культуру не буду говорить. Скажу про науку. Есть такая вещь как любопытство и любознательность. Присуща всем детям. И у взрослых не связана с неврозом.

Думаю, говоря о подготовке к смерти, Тарас предлагает нечто такое, о чем он говорил в главе о свободе. Если человек осознает, что стеснен, несвободен, то он постепенно привыкает к своему стеснению и перестает считать его обременительным. Практически невротик, видимо, должен притереться к своей смертности. И этот Тарасов дзен, видимо, должен ему в этом помочь. В такой постановке я с ним согласен с практической стороны вопроса.

А с метафизической, если я попытаюсь сформулировать, что я думаю, то получится нечто следующее. Вопрос смерти и бытия вообще значительно шире вопроса о сознании. Тарас, правда, толкует сознание весьма расширительно. Возможно, в его постановке вопросы сознания практически распространяются на все бытие, живых существ по крайней мере. Естественно, мы весьма и весьма далеки от того, чтобы сказать, что мы решили основные проблемы бытия. Несомненно, например, что возможно некое вневременное существование. Об этом говорит хотя бы то, что человеческой сознание способно работать с абстрацкиями, т.е. идеализированными конструкциями. Примерами абстракций являются платоновы небесные образы, само понятие времени, понятие пространства, понятие сохраняющейся всегда, неисчезающей и непоявляющейся энергии и т.д. (Кстати, по поводу трюизма Тараса о времени. Ладно, он забыл, что учил релятивистское время-пространство когда-то. А ведь был замечательный питерский астроном Николай Козырев, который пытался экспериментально выяснить физическую природу времени. Его теорию, правда, не признали. Была целая комиссия по проверке его результатов. В эту комиссию входил, в частности, один из братьев Стругацких. Результаты Козырева были признаны недействительными.) Да и вообще, сама способность сформулировать проблему вневременности говорит о том, что эту сторону бытия человек может рассмотреть. Хотя бы отталкиваясь от противного. Вообще, если нечто (и даже тарасово Нечто) может влиять на людей, то по этому влиянию можно пытаться составить о нем представление. И вот, т.к. в этом плане я отношусь к вопросам познания оптимистически, то я уже притерся к вопросам смерти и не-смерти. Нам об этом трудно судить. А когда придет время, узнаем, может быть. Или дальше будем узнавать.